FRPG Zодиаки;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Zодиаки; » Флешбек|Флешфорвард; » Жизнь как трамвай: кто хочет ехать с комфортом, сидит


Жизнь как трамвай: кто хочет ехать с комфортом, сидит

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. Название темы:
Жизнь как трамвай: кто хочет ехать с комфортом, сидит
2. Дата\время:
2,5 месяца назад, ночь
3. Участники:
Isabella Knight, Kay Hranica
4. Краткое содержание:
http://fc01.deviantart.net/fs16/f/2007/207/c/7/ESCAPE_FROM_CHEESE_PRISON_by_FriendFrog.gif
Металлическая музыка - это музыка, настукиваемая по металлу, или стали, и чему-то столь же звучному, хотя бы и ложки. А таинственности этому звуку придает то, что звучит она в мраке ночи. А если этот стук кого-то нервирует, то ночь удалась, несмотря на то, что приходится бедной невинной девушке терять свое время в камере временного содержания на этот раз абсолютно ни за что, доводя до белого каления кого-то там, наверху. Но есть же благородно корыстные и даже, наверное, добрые люди на свете, чтобы чувствовать себя Суперменом, натягивать трусы поверх штанов и спасать людей из беды, дабы получить что-то взамен. Все известные Супермены были довольны славой, а этот?

0

2

И все-таки мне интересно, какие козлы на этот раз посмели покивать на меня и сказать, что раз у друга бутылка, то и я спалю весь район, - раздраженно думалось Белле, сидящей на какой-то странно скрипящей кровати в сумраке ночи. Спать не хотелось, иначе девушка тратила бы свое время хоть с какой-то для себя пользой. Одновременно хотелось чего-нибудь бодрящего, чтобы спать не хотелось абсолютно, но ничего такого под рукой не было. Под рукой был только скрип, да и то он был не под рукой, а под ногами, а скрипеть как-то утомительно. Сложно сказать, какие светлые помыслы руководили телом девушки и почему во время суток для сна самого сна не было, зато было адское ужасное желание кому-нибудь крупно сделать плохо (цензура, товарищи, она везде). Жаль, что и это желание было неисполнимым по двум причинам - невозможно и...и просто не было никого рядом, а это значит, что невозможно. Но этой ночью было ужасно скучно, поэтому срочно надо было придумать, чем бы заняться. К счастью, иногда в полиции и идиоты бывали, поэтому счастье всей жизни - зажигалку, смогли как-то упустить. И как таких берут? Спалить это все к чертовой бабушке? И спилят тогда меня... - Изабелла поморщилась и потерла переносицу, ибо так легче было думать, но было бы, че...то есть, о чем думать. Тут даже не видно ничего. Антисанитария! - Найт покосилась туда, где, предположительно, должна была находить подушка. От одной подушки, как думалось Изабелле, власти не умрут, а так же не умрет и сама Белла из-за небольшого штрафа за порчу имущества. Зато было бы светло, но для начала надо было найти подушку. Но это было проблематично, потому что тьма - хоть глаз выколи, или даже оба, ведь у слепых слух, осязание и обоняние лучше. Осязание сейчас очень сильно помогло бы. Девушка пошарила рукой по кровати. Раздался жуткий скрип. Там явно кто-то живет, - возмущенная мысль забралась в голову и собралась развиваться, потом размножаться делением, а потом, в конце своей эволюции, свести девушку с ума, но тут подушка коварно подкараулила руку и набросилась на нее. Образно выражаясь. Но подушка вытеснила все мысли о том, что должен жить один а проживают двое, и еще парочку в духе "а вдруг там собака?" или "это кошмарно кошмарный кошмар!". Белла еще раз задумалась о том, стоит ли ее вообще поджигать, но членовредительство взяло свое - всего лишь пустить дымок в глаза, ведь все так невинно! Но нельзя было верить невинности ребенка, который убил своих родителей, но это уже шаги в сторону, которые тут абсолютно не нужны. И родители не нужны здесь тоже.
Дымок! - с радостью идиота подумала Белла, созерцая чуть ало тлеющий хлопок и дымок, который стремился выйти наружу и покромсать убийц его друга, одеяло на мелкие-мелкие кусочки. Жаль, что это был всего лишь дымок. Найт откинулась на стенку и начала ритмично и довольно громко настукивать на двери что-то, что было бы похоже на бой часов, когда те отмечают, который час пришел. Похоже только ритмом, а звуком на банальный каблук, который банально бился о стенку в поисках средства, которым можно было бы свершить суицид. Белле стало как-то пассивно интересно, не сломает ли она туфли до утра. Еще ей было интересно, когда же это утро настанет и что скажет сестра, когда девушка завтра вернется неизвестно во сколько, хотя надо было бы помогать готовить дом. И еще ей было интересно, кто же сегодня дежурит. Хотя, если это тот редкий толстый дядечка с потливыми ладошками, лучше бы Изабелла заснула, чем увидела того типа. Он заставлял нервничать, как если бы рядом был маньяк. За маньяка тот толстяк и принимался. Но его здесь не было, и относительно спокойное время было обеспечено.

0

3

За всю свою не такую уж и долгую, но запоминающуюся полицейскую практику Храника чуть ли не каждый день давал себе обещание "больше никогда в жизни не открывать свой рот в присутствии начальства" и тем более не "озвучивать все то, что сейчас вертится на твоем языке". Однако каждое такое обещание было не более чем набор нематериальных слов, которые в конце концов испарялись совсем, как только в шальную голову Кая приходила очередная мысль о том, что вот "здесь и здесь они опять не правы, а вот это было сказано смешно и глупо". В тот же момент от мозга поступал сигнал к голосовым связкам и их команде, и вот Храника опять и опять получал ночное дежурство за хамство и неподчинение вышестоящим. Наверное, ему можно было давать медаль за самые частые наказания, но, увы, подобной награды никто не предусмотрел, а за предложение можно получить сразу несколько нарядов вне очереди, что никому совсем не нужно. Единственный выход: заклеить или заткнуть чем нибудь Хранике рот, правда, тогда пришлось бы за одним связывать ему руки и ноги, ибо молчаливый Кай представлял собой чудо света, которое, мало того, пугает людей своей необычностью и редкостью, да еще и активно пытается от этой необычности избавиться.
Сегодня Хранике опять выдались сначала жизнерадостное настроение, потом болтливость языка, а теперь вот и дежурство в роли надзирателя в так называемом "обезьяннике", где обезьян, впрочем, не наблюдалось, да и вообще народу сегодня было по минимуму. Размерено покачиваясь на стуле, Храника лениво пробегался глазами по камерам: рядом с ним они пустовали, зато с обоих концов наблюдалась жизнь, которая, правда, потихоньку успокаивалась вследствие позднего времени. К сожалению, вследствие все того же времени Кая, несмотря на его биологические часы типа "сова", начинало медленно, но верно клонить в сон. Чтобы не уснуть совсем, он заварил себе кофе и принялся задумчиво его пить, почти физически ощущая, как время тянется подобно жвачке с металлическим привкусом камер.
Дежурили здесь всегда по одному, скорее всего из-за того, что обычно здесь содержащиеся не представляют из себя никакой опасности, а в экипировку дежурного включались резиновая дубинка, бесполезная, как цветочный горшок, наручники и кнопка на случай экстренных случаев, которых здесь не было и не предвиделось. Почему они не подумали оставить здесь что-нибудь почитать или поиграть, ну или на крайний случай кровать? - тоскливо размышлял Кай, прикидывая уже пойти и лечь спать в одной из камер. Да и что может быть интересного в тюрьме? Дубинка, разве что.
В то время как Храника уже отчаялся найти что-либо интересное и принялся придумывать различные способы применения дубинки вплоть до самых экзотичных, откуда-то из темного дальнего угла камер послышался стук, предположительно чем-то тяжелым о решетку. Кай нервно вздрогнул, обернувшись на звук, который в свою очередь прекращаться не собирался и определенно действовал на нервы. Ну хоть какое-то оживление в этом болоте, - мрачно подумал Храника, поднимаясь со стула и направляясь в сторону назойливого заключенного, прихватив с собой фонарик, ибо по неизвестным причинам во многих камерах подводило освещение, а в том конце оно вообще отсутствовало как вид.
А вот и нужная камера. Просветив сквозь прутья решетки Кай обнаружил за ней не слишком довольную девушку, что наводила шум при помощи каблуков. Увидев надзирателя, она, к счастью для нервов Храники, прекратила свою деятельность, щурясь от внезапно появившегося света фонарика.
- Буяним? - поинтересовался Кай, облокачиваясь на решетку и на всякий случай освещая всю камеру. - Покой нарушаем? Ай-ай-ай девушка, нехорошо, - к этому моменту он уже успел оценить ситуацию и за одним девушку, которая была похожа на одну из тех молодых студентов и студенток, которые по своей молодости и горячести любят совершать всякие безрассудные поступки, за которые потом обычно и попадают сюда. На серьезную преступницу она была непохожа, хотя, кто их знает, этих красивых коварных девушек.
Храника мгновенно прикинул, что подобный способ проведения времени может оказаться наиболее выгодным, как для него, так и... снова для него, потому что какая польза может быть этой девушке? Времяпровождение с приятным молодым человеком в не менее приятном помещении? Если первое было вполне вероятно, то второе вызывало серьезные сомнения.
- И как тебя зовут, нарушительница спокойствия?

0

4

Бабушка, мне приснился странный сон
Из-за темноты тело и разум теряли чувство времени, и было интересно, сколько здесь уже просидела Найт - 5 часов или 5 минут? И не 5 часов ли утра сейчас? Где-то вдалеке размытым пятном виднелись настенные часы, но разглядеть их девушка не могла, ибо не было ни очков рядом, ни линз, а без них отрицательное зрение было совершенно бесполезным. И почему же зрение теряется, а другие чувства не обостряются? - вроде бы вполне логичный вопрос для человека, которому срочно понадобилась острота восприятия окружающего мира, чтобы было так, будто нервная система работала мощнее и не истощалась при этом. Только зачем эта острота нужна миру? Ведь нервы не восстанавливаются, а трепать их все почему-то очень любят, и Изабелла не исключение, хотя и все делали вид, что заботятся друг о друге, лицемеря направо и налево. Или личности в голове не могли договориться, но не у всех же сразу. Стук стал фоновым шумом, который не отвлекает, а расслабляет, но заснуть не дает. Перестать стучать - лишить себя иллюзии спокойствия, а значит, и шанса уснуть тоже. Замкнутый круг, который никогда никто не разорвет, разве что только со смертью его обладательницы, хотя и со смертью разгадка уйдет в могилу, и никто не сможет ублажить этого чертового любопытства, которое зачастую просто съедало Найт.
И тут случилось ЭТО. хд Яркий свет в глаза. Безусловные рефлексы работали, поэтому Белла и прищурилась от того, что после темноты резкий свет отдавался болью в виски и неожиданностью в голове. От этой "приятной" неожиданности девушка даже перестала ногой о решетку долбить и была удивлена тем, что она вообще двигала ногой, ведь все было так незаметно. Интересно, это самоконтроль или просто тело живет своей жизнью? - начала беспокоиться Найт о своей личной жизни, а вдруг амнезия или еще что похуже, и она совсем себя не знает, но в это же время заметила все так и тлеющую подушку, которую надо было запнуть под кровать, и времени на восстановление памяти осталось секунды с две. Что, собственно, Белла и сделала, и только потом вспомнила, что в глаза кто-то светил. Белла подняла взгляд на человека, тихо молясь, чтобы это был не тот жирный дядечка, хотя он ходил очень громко, а тут практически бесшумно. Или откуда такая неожиданность? На радость Найт, это был не тот мужичок. От неверенья в свою удачу и от удивления Белла опять прищурилась - показалось бы, что от света, а на самом деле, чтобы скрыть немой вопрос, мол, что такие люди делают в полиции? Может, он не будет зануд...
- Буяним? Покой нарушаем? Ай-ай-ай девушка, нехорошо, - ...ствовать, - обреченно подумала Белла, прислонившись спиной к стене и откинув голову назад. Как же ей не нравилось, когда все полицейские подводили себя под штамп хорошего полицейского, начиная сыпать подобными фразами. Они же не психологи, так зачем так занудно? Странный вопрос, который всегда бесил Найт, потому что ответа на него она не знала.
- Это всего лишь музыкальное сопровождение темноты, - с закрытыми глазами сказала Белла и вздохнула. Во-первых, ее уже успел достать неестественный свет от фонарика. Во-вторых, ей просто не нравилось обращение с людьми. Гиблое место это ваше отделение.
- И как тебя зовут, нарушительница спокойствия? - А как же волшебный способ чтения имени по меткам? Или карточки, которые де-то должны лежать?
- В бой и без разведки? - улыбнувшись, обратила свой взгляд на парня Белла. Вопрос показался ей очень забавным, как будто перед ней только что кто-то эффектно упал головой в торт. А еще она с уверенностью могла сказать, что не такой уж и старик перед ней стоит. Девушка сделала вид, что рассматривает пятна где-то вдали, и будто бы потому прищурилась, а на самом деле использовала случай, чтобы получше разглядеть молодого человека во время своего ответа. - Изабелла Найт, - к вашим услугам, - вовремя прикусила свой язычок девушка и решила подождать реакции. Ей почему-то казалось, что интересуются-то ради отчета, всегда так было, но отчеты эти никто не писал. Слава богу, есть еще крыша над головой. Был бы еще и бог

0

5

Иногда Хранике казалось, что работа полицейского была изобретена исключительно для садистов, мазохистов и прочих извращенцев, коих на этой земле развелось немало. Хотя и сам Кай от них не так далеко и ушел, особенно в плане садизма, который в тайне грел его душу латентного извращенца, он все равно недоумевал, когда какой-нибудь полицейский со стажем заявлял, что ловить преступников - дело всей его жизни, и что, поймав очередного подонка, он получает чувство полного удовлетворения. На такие пафосные речи он тихо бурчал, мол, если других способов удовлетворения нет, то тут уже даже работа не спасет, да и не все, кто появляется здесь, оказывается подонком и врагом народа. Наоборот, некоторых даже хочется пожалеть, приласкать и покормить, а потом, наставив на путь истинный, выпустить на все четыре стороны подальше отсюда, да чтобы больше не появлялись. Только вот кто ему даст всех жалеть? Разумеется, никто, а если за этим делом заметят, то тогда придется жалеть самого Хранику, и не факт, что не в роли того же заключенного.
Но гуманизм из Кая так и пер на пару с желанием поговорить и отогнать скуку, и сейчас, когда время - ночь и здесь ни одной живой полицейской души кроме него в зоне досягаемости не наблюдается, запретить ему этого никто не мог, в том числе и шумевшая заключенная, которая, в отличие от Храники, находилась по ту сторону решетки и сбежать или заткнуть словесный фонтан никак не могла. Разумеется, появление Кая оказалось для нее более чем неожиданным, да и для адаптации к яркому свету понадобилось несколько минут, в которые, впрочем, она также не бездействовала, активно пряча что-то под кровать. Выяснить, что именно, он решил позже, а пока, в расслабленной позе прислонившись плечом к решеткам, опустил фонарик так, чтобы луч света не слепил девушку и терпеливо дожидался, пока она сориенрируется в ситуации.
- Это всего лишь музыкальное сопровождение темноты, - устало ответила девушка - кажется, сидеть здесь ей совсем не нравилось, и всяким представителям правоохранительных органов она рада не была. Желание пожалеть тут же вернулось вместе с садистским ощущением ограничения чьей-то свободы, что Кая всегда особенно радовало. Потерев затекшее плечо, Храника, предвкушающе улыбаясь и смотря куда-то вглубь камеры, которая оказалась пустующей, заметил:
- Скучное какое-то сопровождение. Без импровизаций. Где полет чувств? Где эмоции? - на последних словах он перевел взгляд обратно на девушку, чувствуя, как идиотское чувство предвкушения чего-то веселого заполняет его. Будто в цирк собираешься, ей богу. Впрочем, его только здесь не хватало. А устроить - всегда пожалуйста.
- В бой и без разведки? Изабелла Найт, - разумеется, можно было просто напросто посмотреть личное дело, которое сначала было нужно найти, предварительно узнав номер камеры, предварительно выяснив, где находятся дела и не перепутать их с другими... Разумеется, спросить выходило гораздо легче, за еще и способствовало развитию диалога. Размышляя, сходить ли за делом дабы утолить любопытство, представиться или же не представиться, что делать дальше и будет ли что-нибудь в холодильнике по приходe домой, Храника внезапно обнаружил, что из-под кровати едва заметно струится тонкая струйка дыма, предположительно из подушки, которая торчала оттуда же. Тихонько ругнувшись о злостных нарушителях казенного имущества, Кай полез в карман за ключами и принялся открывать дверь, вспоминая инструкции, гласившие о соблюдении собственной безопасности при вхождении в камеры. Впрочем, опасность здесь мог представлять только он сам в случае неудачных передвижений, а девушка была его раза в два меньше и соответственно слабее. Закрыв за собой дверь - это какой-то бесконечный круговорот дверей в природе. Открыл дверцу, закрыл дверцу, открыл, закрыл, - Храника неспеша извлек тлеющую подушку под свет фонарика.
- Сидят тут всякие, имущество портят, а мне потом влетает, - задумчиво произнес он, усаживаясь рядом с Найт на кровать. - Хотя ты права, этим подушкам давно пора на помойку. Кай. Кай Храника, - парню надоело играть в полицейского и он с легкостью переквалифицировался в обычного нагловатого Кая, который сначала делает, потом думает, а то и не думает совсем.
Подушка до сих пор тлела, и, сделав выводы, что перед ним огненная (представители прочих стихий огонь не настолько сильно жаловали, да и извлекать его просто так не умели), Храника просто перекрыл неразвитому пожарчику кислород, тем самым сведя его существование на нет, хотя соблазн развести костер прямо в камере был чрезвычайно велик. Впрочем, устроить его можно было в любой момент - если уж один раз он появился, то и второй раз весьма вероятен. Это как ружье на сцене, которое обязательно выстрелит в конце пьесы.

0

6

Это был паршивый день, - рассеянно подумала Белла, опять задаваясь вопросом о времени, но и без времени все было логично - ночь-то еще не полностью прошла и нельзя было с уверенностью сказать, что и она будет паршивой. А день... Несостыковки в расписаниях, очередные придирки к работе от преподавателя, головная боль и так не вовремя пьяный друг. Ну что могло быть хуже? Только такая неделя или месяц, или вообще год с одними проблемами. Где мой чай с мятой? - мысленно заныла Найт, ибо то, что чай был бы рядом, означало бы одновременно и то, что она дома. Но об этом можно было только мечтать. Боже мой, ну что он здесь забыл? Освещение проводит с помощью фонарика и с отсутствием инструментов? - опять заныл правильный голос. А тот, что был более храбрым, более безрассудным и в духе девушки, велел ему заткнуться и не морочить голову своим праведным благоразумным нытьем. Но не все тут было так просто, ведь голова - это голова, снести легко, вернуть - не очень. У каждого, наверное, был такой печальный опыт в жизни, когда теряешь контроль над собой от переизбытка эмоций, неважно, каких - будь то боль или радость, результат был один: нужда в воде или песке, ведь огонь не просто так потушить. Какой странный человек, - настороженно подумала Изабелла, не переставая сквозь полуопущенные веки за...офицером? Сложно сказать. Но то, что сейчас что-нибудь скажет, чувствовалось в воздухе, как затишье перед грозой. Не постоянно же на ласточек смотреть для того, чтобы найти признак ухудшающейся погоды? Ласточки не ласточки, но будь благословенен кто-то, свет не слепит!
- Скучное какое-то сопровождение. Без импровизаций. Где полет чувств? Где эмоции? - попивай сейчас Найт какую-нибудь жидкость в духе газировки, то газировка была бы пролита сама на себя. Чего-чего, а такого ответа она не ожидала. Какие-то чувства, эмоции, когда сидишь в темном помещении, где стены пора было бы покрасить, потому что от чувств и эмоций явно штукатурка полетит. Конечно, все зависит от эмоций, но это же звук металла, какие положительные?
- Было бы здесь фортепиано, - с мечтательной улыбкой ответила Найт. Но ждать музыки было бесполезно, можно было только воспроизводить ее у себя в голове, но так никакого удовольствия от процесса получить нельзя, а процесс без удовольствия - не процесс, и так по кругу ассоциаций, пока не придешь к логическому началу и одновременно завершению. Ух вы же, что-то поинтереснее имени для отчета? - уже не скрываясь, Белла наблюдала за действиями парня, которому что-то понадобилось в штанах, точнее в кармане. Ключи? - Белле стало интересно, зачем их надо было вытаскивать. Либо выпускать собрался, что очень даже сомнительно, либо...уши почистить? Бред какой-то рождается в мое...интересно-то как, - Изабелла с закушенной губой наблюдала за тем, как из-под кровати извлекается до сих пор тлеющая подушка, которая была явно синтетической - запах был еще тот. Власти явно решили сэкономить на материалах. Синтетика, сплошная химия вокруг!
- Сидят тут всякие, имущество портят, а мне потом влетает, - может, его стукнуть, и он заткнется наконец? - печально подумала девушка. А то, что парень сел рядом, выбило ее из колеи, но ненадолго, сразу же начал продумываться план по тому, как заставить зануду заткнуться. Причем мирным путем было бы лучше, но как его мирным-то путем заткнуть? Да и стукнуть не получится - все-таки Белла была, есть и останется представительницей слабого пола, который украшает мир своим присутствием. - Хотя ты права, этим подушкам давно пора на помойку. Кай. Кай Храника. Он еще что-то говорит? Как он может отвлекать меня от планов?
- Необычное имя, - не смогла не заметить Изабелла. Еще она заметила, что для кое-кого подушка стала довольно любопытным предметом. Появился порыв озвучить эту мысль вслух, но Найт вовремя прикусила свой язычок, дабы не схлопотать снега себе на голову, точнее внезапных повесток в суд. А вдруг парень - обидчивый малый? Ну, по крайней за разглядывание иск вряд ли будет, да и то свет был обращен на подушку - очень жаль. Как будто подушка - пуп земли, да и разглядывать кого-то... это так непохоже на Изабеллу. Звезда упадет на Землю, точно. Как неосторожно, - с довольной улыбкой заметила про себя Белла. У нее же страсть изучать неизведанное, а страсть к идиотам из полиции так вообще необъяснима. Вот и стало интересно - идиот или нет? Хотя незаметно вытащить ключи из кармана было не так уж и сложно. Девушка аккуратно потянула за головку ключа, стараясь делать все как можно незаметнее и беззвучнее, а сама в это время с умным видом наблюдала за подушкой. О-ла-ла, и не заметил? - удивленно покосилась на свою руку Найт и решила быть хоть немного добропорядочной представительницей рода человеческого - не сбегать, а просто переложить ключи слева от себя, так, чтобы Храника не заметил.
- Ну зачем, было бы интересно, - разочарованно сказала Белла, когда дымок перестал идти от подушки. Сложно было скрывать довольную улыбку, но девушка пыталась.

0

7

Интересно, кто-нибудь когда-нибудь задумывался о том, как живется подушкам? Лежишь себе, никого не трогаешь, внутри - какой-то хлам, а тут бац! тебя берут, начинают избивать, да потом еще и ложатся на тебя многокилограммовыми частями тела, а ты находишься в состоянии лепешки и даже возмутиться не можешь. Максимум, что ты можешь себе позволить - так это завести в себе мельчайшие частицы пыли, да и то тогда тебя начнут избивать еще сильнее. А еще иногда попадаются экземпляры, которые обязательно решат с тобой что-нибудь сделать: выкинуть, порвaть или сжeчь, как сейчас. Бедная, бедная представительница величайшего рода подушек!..
Кая несло. Хотя просто сказать, что Кая несло значило ничего не сказать: в моменты бездействия у Храники как будто перезаряжались батарейки, и, как только появлялся любой шанс выйти из состояния скуки, вся скопившаяся энергия начинала мгновенно выплескиваться в окружающий мир. Хорошо еще, если это будет происходить исключительно в каевском разуме, но если вдруг он откроет рот и начнет перемещаться в пространстве - здесь можно начинать впадать в панику, потому что попасть под ударную волну по имени Храника значит на своей шкуре прочувствовать все значение фразы "Кая несет". Сейчас, на несчастье всего близко расположенного, а таковым являлась лишь заключенная Найт, его потихоньку начинало что? Правильно, нести.
Задумчиво крутя подушку в руках, Храника вдруг вспомнил, что еще некоторое время назад хотел спать. Можно было конфисковать подушку и отправиться смотреть сны, а можно было совсем обнаглеть и завалиться спать прямо здесь, правда, тогда существовала опасность проснуться тут, но уже в одиночку и с запертой дверью. Существовал еще один вариант - забрать подушку и оставить светить фонарик вне досягаемости девушки прямо ей в лицо чисто из любви к ближнему своему - однако сегодня Кай был на удивление добродушен, да и спать как-то внезапно перехотелось.
- Было бы здесь фортепиано, - протянула Изабелла, как-то настороженно наблюдая за внезапно свалившимся недополицейским. Впрочем, такая реакция вполне предсказуема - нормальный полицейский ходит, надувшись, словно гордый пингвин, опускает дежурные фразы и изредка прикрикивает и совершает грубые действия по отношению к заключенным. А Кай считал подобное поведение как минимум забавным, да и дурацкая привычка поступать всегда по своему играла здесь немаловажную роль. Он бы, наверное, лучше отдал свою левую руку чем когда-нибудь стать похожим на них.
- Играешь или так просто? - поинтересовался Храника, бросив мимолетный взгляд на девушку. К музыке он относился как к расслабляющему фону, но люди, что умеют играть на чем-либо, вызывали у него чуть ли не восхищение.
На реплику про имя Кай только лишь фыркнул.
- Странное не странное, зато я такой один, - ну вот опять выпендрился, молодец. Храника лениво потянулся, краем глаза продолжая наблюдать за Найт. Та, кажется, также не теряла времени, успевая и разглядеть парня, и с легким испугом проследить за путешествием подушки, и, похоже, заметить кое-что, о чем сам Храника уже успел забыть. Ключи практически незаметно перекочевали из кармана штанов прямо в руки девушке, что не могло не радовать: значит, она явно надеялась на побег, а это в свое время значило, что Каю предстоит ловля преступника с преследованием. Моментально прикинув, что у нее нет шансов выйти даже за пределы камеры, Храника сделал вид, что совершенно ничего не заметил и продолжил свои исследования подушки.
- Ну зачем, было бы интересно, - новая знакомая, кажется, была слегка расстроена тем, что ей не удалось устроить пожара в ненавистном ей месте.
- Не думаю, что тебе составит труда поджечь ее снова, - Кай ухмыльнулся, бросая поднадоевшую подушку на пол и, откинувшись на стенку, завел руки за голову. - Или скажешь, что я ошибаюсь?

0

8

Мысленный порыв "хочу домой!" возникал только в двух местах - в академии и здесь, в отделении полиции в самом центре города. Причем в академии это желание возникало в разы реже, чем в этом страшном месте, сравнимым с седьмым кругом ада. Хотя, в этом круге девушка еще не бывала, но все в жизни бывает в первый раз, и в аду побывать тоже грозит когда-то в далеком будущем, а, может, и в недалеком, но не стоит и грустном. Сейчас впору было бы начать истерить по поводу, какие нынче странные полицейские пошли, что даже снисходят до простого общения с заключенными, что аж даже осталось что-то человечное, а не только жестокость и опустошенный взгляд. При таком взгляде на Беллу девушку всегда пробирал страх. Возникало чувство, будто на тебя смотрит сам черный властелин этого мира, и да не будет его имя Сауроном.
Подушка что, такое важное сооружение? Храм построим ей? Медаль выдадим за все то, что она вытерпела? - по мнению Найт, так увлекаться неодушевленным предметом было опасно. Мало ли, до чего можно додуматься. Ну или если ночные дежурства были постоянными, то друго...стоп. Стоп-стоп-стоп. Хватит думать о том, как безжалостна жизнь к предметам обихода. Для того они и созданы, чтобы их использовали и портили. Или мы тоже созданы для этого? - довольно неприятная мысль. Найт поморщилась и потерла переносицу большим пальцем. При перенапряжении головы в ночное время суток сложными неприятными мыслями настроение стремительно портилось, начинала болеть голова и хотелось на ком-то исправить свое настроение. Ладно, если рядом была сестра, у них-то приступы идут синхронно - друг от друга. Но кто-то незнакомый - это слишком. Спокойствие, только спокойствие. Но как быть спокойной, если можно разнообразить жизнь предметом в руке?
- Играешь или так просто? Ух вы же, на меня обратили процент от внимания! - воистину восхитилась Изабелла. Настроение бегало по шкале вверх и вниз, вверх и вниз, причем не просто бегало, а таинственным образом телепортировалось из одной точки в другую. Трансгрессия очень опасна, даже вне мира, - разум явно поспешил выставить себя чокнутым гиком. Слава богу, что это было не так, ну или такая видимость была все двадцать лет.
- Для себя и друзей играю. Научил один добрый человек, - вскользь ответила Белла. И не преминула задать ответный вопрос: - А что? - Ведь непохоже, что можно интересоваться музыкой в помещении, где ей даже и не пахло, - в очередной раз вовремя прикусила язычок девушка. Немного пожалела об этом, ведь все могло кончиться так интересно. Хотя где-то внутри нее говорила любовь к анализу, истории, обдумыванию вариантов, хотя варианты можно было бы обдумать и так, но зачеем? Так же неинтересно.
- Странное не странное, зато я такой один, - такое заявление живо заинтересовало Найт. Нечасто на пути встречаются настолько самоуверенные люди, хотя тут-то действительно было, чем гордиться. Наверное, - вставило подсознание и заткнулось, причем заткнулось очень вовремя, потому что подсознания только в этакой тесноте не хватало! Изабелла спрятала ключи в задний карман джинсов, встала и подошла к решетке, облокотилась спиной на дверь этой самой решетки и одной рукой достала ключи. Все происходило довольно быстро, и манипуляции за спиной Храника точно не должен был увидеть, по крайней мере, на это рассчитывала Найт. Она же немного помедлила, окинула Кая взглядом с ног до головы, склонила голову и улыбнулась. Ну да, чувство бога так и прет.
- И чем же ты смог выделиться? - заморачиваться с правилами поведения не стоило. Какие "вы", это что такое вообще? Ведь нельзя же обращаться на "вы" к тому, кто выглядит практически как ровесник?
- Не думаю, что тебе составит труда поджечь ее снова. Или скажешь, что я ошибаюсь?
- Какая неземная проницательность, - заметила девушка и кинула взгляд на ту самую пресловутую подушку. Та и так выглядела исстрадавшейся, или начались зеленые человечки, но тлеть она опять начала. Правда, немного быстрее, но полноценного пламени еще не было. Ах какая я нехорошая, - мысленно укорила себя Найт, раза с третьего угадывая ключ, который смог бы нормально войти в замочную скважину. Повернула. Ключ и вправду был подходящим, но вот одно но - раздался щелчок. Девушка улыбнулась с полным осознаванием поражения. Голову посещала всего одна мысль - успеет ли она отойти в сторону или ее примут за ту, что хотела сбежать, а ведь она всего лишь хотела проверить?

0

9

Почему-то сидеть здесь и сейчас, нaрушaя устaновившуюся темноту лишь только светом фонарика, казалось единственно правильным, и, наверное, ничто на свете не могло переубедить Кая в eго уверенности. Кто-то мог бы ехидно напомнить, что на самом-то деле он на данный момент находится в одной из камер городской тюрьмы с совершенно незнакомой девушкой, которая вполне могла бы и оказаться злостной преступницей, но все эти для нормальных людей веские аргументы натолкнулись бы на непрошибаемую стену каевского спокойствия - чаще всего он прислушивался к тому, что говорит ему невидимый внутренний голос (а иногда их было сразу несколько) и всегда следовал только им. Сейчас голоса тихо нашептывали, что все так и должно было быть - так случается, если ты исполняешь свою роль в спектакле, когда, проживая вроде бы отдельную жизнь, все равно интуитивно следуешь заданному сценарию, а значит, точно знаешь, что тебе предстоит делать в следующий момент. Для ощущения полного счастья не хватало только выключить фонарь и, расслабленно откинувшись и закрыв глаза, отключиться от реальности. Но на деле все это - лирика, причем довольно несбыточная, и, пока существуют альтернативные варианты развития событий, о ней можно и забыть.
Реальность предлагала похожий набор: темнота, фонарь, камера, девушка. Различие было в том, что Храника находился на службе и одна из составляющих этой службы сейчас находилась в руках Найт. Ситуация напоминала игру в кошки-мышки - мышка ищет любой способ выбраться из клетки, а сытый кот снисходительно за ней наблюдает, позволяя ей питаться надеждами, но только до того момента, пока хищник не проголодается. Куда ты денешься с подводной лодки, - пронеслась в голове Храники веселая мысль.
- Для себя и друзей играю. А что? - кажется, попытки наладить разговор медленно, но верно давали результаты. Теперь это уже начинало напоминать полноценный диалог, а не допрос с пристрастием, когда один спрашивает, а другой - отвечает.
- Да просто стало интересно, почему именно фортепиано, а не скрипка, например, или бубен... - рассеянно ответил Кай и одновременно отгонял мысль о том, что девушка уж чересчур внимательно наблюдает за каждым его действием, и не пора бы ей напомнить, кто здесь кто. Отгонял потому, что движений он совершал по минимуму, хотя бы из-за того, что поза оказалась чрезвычайно удобной и менять свое положение крайне не хотелось. Да и тут еще намечалось какое-то действие...
Как можно было сразу догадаться, ключи новой знакомой понадобились не просто так. С видом, будто все так и должно быть, Изабелла проскользнула прямо к двери и, продолжая строить из себя ангела, там же и застыла. Детали Храника разглядеть не смог, а направлять на нее фонарик означало бы нарушить все ее планы, а, значит, веселье отменялось, но отказаться от такого шанса Кай не мог.
- И чем же ты смог выделиться? - Найт продолжала разговор, явно надеясь тем самым отвлечь внимание полицейского.
- Честно говоря, я много чего успел натворить за четверть века, - с усмешкой проговорил Храника, не забывая незаметно следить за действиями девушки. Та, кажется, искала подходящий момент.
- Какая неземная прорицательность, - на слове неземная Кай слегка поморщился, но промолчал. И тут произошло две вещи. Первая - подушка вновь начала дымить, и Храника мысленно возрадовался, что успел от нее избавиться. Второй вещью, а, если быть точнее, звуком был отлично различимый в тишине камеры щелчок, который мог быть издан только в одном случае - если кто либо решится открыть дверь. Вариантов кто, когда и зачем было не так уж и много, тем более что единственный экземпляр ключей находился сейчас у Изабеллы. Хищно улыбнувшись, так, будто он долгое время ожидал добычу и наконец дождался, Кай мгновенно сбросил с себя маску расслабленности и сорвался с места. Благодаря способности всех воздушных реагировать чуть острее и передвигаться чуть быстрее, чем другие стихии, путь от кровати до решетки занял какое-то мгновение, и вот он уже с легким маниакальным блеском в глазах одной рукой хватается за прут решетки чуть повыше головы девушки, перекрывая тем самым путь наружу, а другой ухватывает ладонь с ключами, одновременно поворачивая их обратно.
- А вот этого я бы не посоветовал делать, - почти что шепотом заметил Храника, все еще притесняя Изабеллу к прутьям и одновременно про себя замечая, что она ниже его как минимум на голову, а то и больше, так, что ему приходилось наклоняться, чтобы оказаться губами примерно на уровне уха и не упираться подбородком ей в макушку. Теперь спать перехотелось окончательно, и из прочих эмоции на первый план выплыл некий азарт наряду каким-то охотничьим возбуждением. Сравнение с хищником и жертвой все никак не хотело уходить из головы, как бы Храника не старался.

0

10

Будь данная ситуация переведена в музыкальные ноты, а потом и на любимое девушкой фортепиано, то мелодия, срывающаяся с клавиш, была бы спокойной, по большей части спокойной. Но назревали нотки всеобщего беспокойства, хотя все - это всего лишь два человека, а остальной ночной город либо танцевал с толпой, либо спал, либо разбойничал на улицах, но все это не имело смысла в данной композиции. Только приходящая тревожность, но оба настроения сразу смог бы озвучить только два человека или один, но с четырьмя руками, или очень талантливый человек, но и ему бы лишние руки не помешали. Мысли о музыке могли уносить Беллу как угодно далеко в предчувствии чего-то высокого, светлого, но это ожидание всегда уходило, оставляя подсознание Найт разочарованным в себе и в мире, а самой девушке было абсолютно все равно, потому что большая часть ее разума ничего от этого жестокого мира давным-давно не ждала. или ждала, но все это открывалось в снах, что опять же открывало всего лишь небольшую часть подсознания и закрытой памяти. Сон лечит, - как сказала бы Софи после очередного ночного забега по развлекательным центром, сбросила бы вызов от Дина и легла бы спать как ни в чем не бывало. А Изабелла последовала бы ее примеру, разве что телефон она совсем отключала.
- Да просто стало интересно, почему именно фортепиано, а не скрипка, например, или бубен... - вопрос Кая вернул девушку в реальность, причем так резко, что она даже растерялась на пару мгновений, а это было редкостью. Скорее всего, сказывалось то, что ночью мозг затуманен и требует спать, на что-то не всегда его требования доходили до тела, и поэтому мозг начинал медленно переставать работать, а тело - нет. Вот такая вот забавная анатомия. Но что-то мы отвлеклись. Предположение про бубен заставило Беллу очень сильно удивиться, так скажем. В голове сразу же вырисовывалась следующая картина: Найт, прыгающая вокруг костра в ритуальном костюме какого-нибудь древнего племени, распевающая древние молитвы которые вызывали дождь на землю. Бред какой-то, - попыталась отмахнуться от мыслей Белл, но почему-то не получалось. Этот образ запал глубоко в душу, но чем? Костюмом? Надо будет подумать на досуге, - залезла та часть голосов, что отвечала за кратковременную память, которой не было. а голоса разума не лезли - а кто ж еще сейчас скажет, что совсем в древности одежду делали из шкур животных да всякой растительности? Не Храника же, хотя бы потому что озвучивать свои мысли Изабелла решительно не собиралась.
- Учил только игре на фортепиано, да и претит мне как-то скрипка, - девушка наконец-то вспомнила, что она забыла ответить. Это как сидеть в кинотеатре, сравнивать книгу с фильмом и находить различия. А одно так впадет в душу, что сидишь и невольно вспоминаешь, что за слово-то. Крутится в голове, но не поймать, так же, как и рыбку в воде поймать очень сложно. Но вот, слово найдено - было добродетель, а надо было целомудрие. Старо как мир.
- Честно говоря, я много чего успел натворить за четверть века, - а кто же больше? Произведя небольшие математические вычисления, Найт посчитала, что дважды два - четыре, а еще что Хранике на данный момент 25 лет. Как неземная точность!
- Неужели можно натворить что-то больше, чем нормальный З... - не успела закончить свой вопрос девушка. Была бы стенка, а не решетка, то она могла бы сказать, что ее приперли к стенке. А припереть в решетке - это уже не звучит. Звучит только то, что спине от давления стали на позвоночник было как-то неприятно находить в таком положении.
- А вот этого я бы не посоветовал делать, - и тут же раздался щелчок ключа в замочной скважине. Этот звук оживил от небольшого ступора Беллу. Та, подчиняясь неведомо какому рефлексу, наклонила голову в противоположную от Кая сторону, дабы не чувствовать дыхания на ухе и на шее. Не то, чтобы это было неприятно или неправильно, но попытаться отодвинуться было лучшим, что смог продиктовать засыпающий мозг. А нет, простите, уже проснувшийся, а с ним просыпался и азарт. Конечно ради удовлетворения своих адских азартных наклонностей стоило бы вырваться и посмотреть, что будет дальше, но так посмотреть было интереснее. Белла подняла глаза на лицо Храники. Прямого контакта получиться не могло, но даже со стороны один взгляд мог сказать об одном - главный центр восприятия информации никогда не врет. Это о глазах конечно же. Если зрачки расширены в два раза, то человек испытывает как минимум эмоцию, которая поглотила половину его разума. Чаще всего это было возбуждение от чего-либо, азарт, влюбленность, несколько других незначительных вариантов. Найт сразу же отмела все, оставив только два первых. И именно поэтому же опустила глаза на пол, ведь у нее зеркало души тоже лгать не умело.
- С такими навыками надо в барах сидеть ночами, а не здесь, - тихо заметила Белла, разжимая руку с ключом.

unkle - with you in my head

0

11

Закрыть глаза нельзя, уйти домой нельзя, спать на рабочем месте нельзя, скоро, кажется, и рот открыть без команды нельзя будет, с них сбудется, докатимся же, - бунтовать и засыпать одновременно получалось как обычно перфектно. Вообще, лучшего времени для того, собрать все мысли в кучку и расставить акценты недовольств и, пардон за коверканье языка, довольств, было не найти, храников мозг как обычно начинал генерировать ненужные мысли в самый неподходящий момент. Впрочем, сейчас он (Кай, а не мозг) не был обременен никакими сверхважными для вселенной занятиями, кроме как сидеть и смотреть. Или смотреть и сидеть. Не суть важна, это все равно получалось одновременно и не менее перфектно. На конкурс блистательных протирщиков штанов меня, - мрачно резюмировал Кай, поерзав на кровати дабы хоть немного сменить свое положение.
- Учил только игре на фортепиано, да и претит мне как-то скрипка, - безумно хотелось ляпнуть, что конечно, фортепиано намного функциональнее во всех смыслах, а скрипкой разве что можно в мушкетеров поиграть да по голове врезать, но сбивать мирную и почти что светскую беседу (если говорить точнее, беседу камерную, хотя здесь можно было вспомнить все значения данного слова и расценить опять же по разному), которая только-только начинала налаживаться, не хотелось, даже несмотря на то, что от подобных разговоров начинало сводить челюсть зевотой. Вся каевская сущность требовала развития событий и уже в тайне от основного здравомыслящего мозга начала прикидывать, какова вероятность вылететь с работы за ммм... совращение заключенных. Когда до Храники наконец дошло, что задумывается он совсем не о том, сущность уже успела все просчитать и прийти к выводам, которые, впрочем, мгновенно спрятались по темным углам, стоило только Каю мотнуть головой и про себя возопить, мол, что за самоуправство со стороны подсознания. Сущность лишь пожала плечами, будто демонстрируя, что для себя любимого стараемся, и вроде как успокоилась до поры до времени.

Наверное, пойти в полицейские можно и нужно хотя бы из-за того, что, будучи при исполнении, разрешается безнаказанно пользоваться оружием, бить и (N.B!) трогать все и вся, и никто тебе противиться не сможет, конечно, если ты уж совсем не переборщишь. Практически сразу Каем было подмечено, что этой привилегией обожают пользоваться особо пронырливые копы "за 50", которые этому времени уже успели обзавестись небольшими животиками, женой, взрослыми детьми и похотливенькими взглядами, которыми они щедро награждали молоденьких девушек, что с появлением Зодиаков появлялись здесь регулярно. Один из таких даже работал здесь и постоянно сменял Хранику - впрочем, данный экземпляр практически официально являлся законченным извращенцем, которому даже руку подавали не все, а кто подавал, делали это с чрезвычайной осторожностью. Лично этот же дядька завистливо вздыхал при виде Кая и, приняв позу старого и мудрого человека, который дает наставления своим потомкам, ронял неоднозначные фразы о том, что "везет тебе, студент, молодой еще, красивый, все девчонки твои будут, если захочешь, пользуйся, пока можешь", на что Храника благоразумно отмалчивался, предпочитая самому решать, чем ему пользоваться, а какие потенциалы оставлять на потом. Так или иначе, до Кая не сразу дошло, что притеснение персон противоположного пола к решеткам под покровом ночи в подобных позах может оказаться как минимум неоднозначно расцененным. Как максимум сейчас могло прийти загулявшее подсознание и потребовать продолжения банкета. Изабелла слегка отстранилась, насколько это было возможно - подобный жест показался Хранике подозрительным, и он выжидательно прищурился, ловя внимательный взгляд девушки. Она мгновенно опустила глаза в пол, кажется, успев что-то для себя заключить.
- С такими навыками надо в барах сидеть ночами, а не здесь, - тихий, почти смиренный тон едва не заставил Кая рассмеяться, и он, ограничившись какой-то нехорошей улыбкой, парировал:
- А я везде успеваю, знаешь ли. А вот ты, кажется, уже опоздала н свободу. Вуупс, - Найт вовремя разжала ладонь, и ключи опять перекочевали к Хранике. Засунув их во внутренний карман куртки, так, что для того, чтобы их получить, эту куртку придется с Кая снимать, он внезапно обнаружил, что с собой у него на данный момент были еще и наручники, которые тут же были извлечены на свет белый, а точнее серый, почти черный, ибо фонарик оставался где-то на кровати. Подсознание забилось в экстазе. Все еще не меняя положения и не отстраняясь ни на миллиметр, Кай с неизменным выражением садиста продемонстрировал наручники Изабелле, вскользь проведя холодным металлом по ее щеке, а потом отточенным движением завел ее руки за спину и с характерным щелчком застегнул наручники на запястьях, одновременно приковывая ее к решетке.
- Теперь точно ничего больше не украдешь... Разве что зубами.

0

12

Боже мой, как жесток мир вокруг меня, - думала Белла, причем не какая-то там абсолютно левая, а та, что наглым образом прижимали к стальной решетке. Холодной, между прочим. Наверное, девушке следовало бы бояться, но ведь это одна из сестер Найт - из тех, кому банально до лампочки на некие штампы поведения человека в обществе. Да и вид нависшего темной тенью маньяка-садиста не пугал, а умилял. Дорогая, пора наведаться к врачу. Давно пора. Года два уже. Как ни странно, Изабеллу не занимали мысли, что будет дальше, а буянило то, что было где-то далеко в дебрях сознания. Разум был против, но один из голосов затыкал тряпочкой его фонтан и советовал не слушаться себя, то есть слушать то, что есть эмоции. Как жаль, что тот голос не был шахматистом - его не интересовали последствия, а надо было бы просчитать все на пять шагов вперед, ведь это - неписанной закон для Найт! Бедные же ее знакомые - те-то успели испытать всю адскую мощь этих самых пресловутых знакомых.
Встретиться взглядом с Каем было довольно интересно. Такая подозрительность изливалась на Беллу только однажды - когда декан впервые увидел на Найт очки в черной оправе. Вот о чем он подумал - неизвестно, а проводить параллель не особо хотелось. Так легче, только кому? Посетила мысль о том, как они выглядят со стороны. Девушка молча поблагодарила свое неизвестное высшее начало, за то, что сейчас точно никто не войдет. Или нужно было горевать по людям в здании, но это же Найт... ну вы поняли. Хотя, все-таки людей не надо было, ибо первыми на ум пришли Ники и Меда. Обе бы сказали, что личная жизнь такая разнообразная, но только первая с долей любопытства в голосе, что означало, что Белле придется придумывать отговорки, а вторая чуть ли не презрительно. Никогда друг друга не любили.
- А я везде успеваю, знаешь ли. А вот ты, кажется, уже опоздала на свободу. Вуупс, - ключи исчезли из замочной скважины. Надо было бы шарахнуться куда-нибудь в сторону, но тормоза же всегда приходят не тогда, когда нужно. Хотя, нужны ли вообще были тормоза? Ну да, в автомобилях. Но я не автомобиль! - мысленно завозмущалась девушка. Она не любила, когда кто-то был бездушен, как обыкновенная техника, а сама Найт точно уж не была бездушно. А что бы она тогда здесь забыла? Любимый музыкальный скрип, которым были богаты кровати?
- Везде успевать можно только совмещая, - рассеянно ответила девушка и сфокусировала свой взгляд на Хранике. Ей богу, лучше бы она этого не делала. Чтооо это? Орудие пыток вееедьм? - нужно ли было говорить, что к наручникам девушка никогда серьезно не относилась. Но у Кая в руках они выглядели как-то... угрожающе что ли. или угрожающе выглядел сам Кай? Маньяк маньяком. И зачем я полезла, - начала было жалеть девушка.
Мы все опоздали... - кажется, Хранике было просто мало скрепить наручники, а к холодным маленьким вещам девушка относилась неравнодушно. Казалось бы, что мог сделать холод девушке, которой покровительствовал огонь? А много чего. Вот сейчас, например, Найт испытала непреодолимое желание вжаться как можно глубже в решетку, но как жаль, что дальше было некуда, поэтому оставалось только стойко выстоять испытание. И смотреть прямо в глаза. Складывалось впечатление, что все состоялось в том, кто кого перебьет. Из всего остались только медные трубы. - ... на свободу. И ты, между прочим, тоже, - смогла закончить девушка, услышав звук щелчка на своих руках. Как же она хотела, чтобы мозг отключился и не беспокоил своими мыслями! Но нет, все как назло. Для проверки, насколько далеко продвинулись садистические потенциалы у Кая, Белла дернула руками. Большого результата не дало - захвачена была еще и решетка. Вот черт! - единственное цензурное ругательство, что зрело в голове у Изабеллы.
- Теперь точно ничего больше не украдешь... Разве что зубами.
- Это что, приглашение? - сначала сказала, а потом подумала. Мамочкамояродная, что ж со мной творится? Стоп, я вспомнила мать? - и, как говорится, не волнует, что это - языковой штамп. Не любила она вспоминать об этой женщине. Тут Белл заметила, что взгляд ни разу не отвела, этакая умничка. Даже тогда, когда надо было отвести, она всего лишь немного прикусила губу. Странные мысли зреют в моей голове

0

13

Конечно, иногда следовало думать, или хотя бы пытаться думать, или хотя бы для профилактики вспоминать, что в голову мозг положен не просто так, а с какой-то целью. Можно даже не знать, что это за такая неведомая цель, но думать другими местами, к этому не предназначенными, все равно было кощунством, при живом-то мозге. Ну или спящем. Или в коме. Да черт его знает.
Эти самые "другие места", настойчиво подсказавшие использовать наручники по их прямому назначению как-то не догадались, что пристегивать девушку к двери, причем с той же стороны, где ты сам находишься, было просто феерически глупо - проход шириной не блистал, а протискиваться, к слову, теми же местами было как минимум неуднобно. Хотя оставлять ее в таком положении на любом отрезке решетки до ее освобождения все равно было жестоко, а, значит, предпологало, что Найт все равно пришлось бы когда-нибудь отпустить. Когда-нибудь.
В голове поочередно билось два мнения: первое вопило, что нельзя незнакомых девушек по камерам притеснять, второе меланхолично замечало, что девушка уже знакомая, да и кто узнает? А, пока они между собой боролись, поднятая вверх рука над головой Найт стала слегка уставать и требовать, чтобы ее опустили. Перехватившись так, что теперь упор шел на другую руку, одновременно оказавшись по другую сторону головы Изабеллы, Кай с наслаждением потянулся затекшей конечностью, в процессе опускания коей успев незаметно скользнуть по волосам девушки, случайно так. Та неотрывно наблюдала за всеми его передвижениями.
- Везде успевать можно только совмещая, - слова сейчас как-то особенно резали по ушам. Тихо выдохнув, Храника слегка запрокинул голову и пробежался взглядом по обшарпанному потолку - как показывала практика, успеть не совмещая для воздушного проблемой не было, хотя совмещением он также занимался довольно часто. Например, службы и развлечения.
- Это не так уж и сложно, - он опять склонился и встретился взглядом с Найт - не ухмыляться не получалось, - особенно когда результат оправдывает средства. К тому, что не оправдывает, я не стремлюсь.
То, что Изабелла пыталась как-то отстраниться, сжаться в комок, просочиться сквозь решетки, было естественной реакцией на маленькие холодные наручники и больших нехороших маньяков в шкуре полицейского, а также просто на в некотором отношении агрессивные и не предвещающие ничего хорошего выпады в свою сторону. Странно только, что она не пытается вырваться или не требует отпустить себя, - пронеслась мимолетная мысль, но, в какой-то степени Хранику это даже радовало - от ощущения собственной вседозволенности и почти что животного доминирования слегка рвало крышу, и удачно подвернувшиеся наручники только лишь подливали масла в огонь. Ни с чем не сравнимое ощущение теплого, даже горячего тела совсем рядом дурманило не хуже алкоголя, и приходилось прилагать некоторые усилия, чтобы не сорваться не туда.
- Мы все опоздали на свободу. Между прочим, ты тоже.
А вот эта фраза уже претендовала на интересную. Храника удивленно изогнул бровь: свобода являлась приличным таким пунктиком в его мировоззрении, и любое упоминание о ее ограничении вызывало довольно бурную реакцию, начиная от насмешливой заинтересованности, кому там пришло в голову претендовать на святое, кончая откровенной агрессией, если посягания оказывались реальными. Сейчас ему было почти смешно - как говорится, кто бы говорил.
- Так-так, а вот с этого места поподробнее, - Кай окончательно прислонился к решетке, однако не переставая создавать эффект "нависания" над Найт, и про себя отмечая, что она, кажется, решила поиграть в гляделки, ни на секунду не прерывая зрительный контакт. Это даже заводило - смотреть, но не трогать, когда, в отличие от нее же сам Храника вполне мог, себе это позволить, почти касаться губами волос и лба, ощущать дыхание и чувствовать, как бьется жилка на шее.
- Это что, приглашение? - пришлось пару раз глубоко вдохнуть, чтобы дать сработать мозгу, а не тому, чем приходилось обычно думать. Впрочем, мозг со всем остальным был полностью солидарен; мягко притянув лицо Беллы за подбородок, Кай заметил:
- Вообще, констатация факта, но если так хочется... - фантазия радостно подкинула картинку, от которой он слегка дернулся и мысленно застонал, отгоняя внезапное наваждение. В камере определенно становилось труднее дышать, но списывать на напряженность ситуации было пока рановато. Или вообще рановато.
Тихо ругнувшись, Храника повернул голову вглубь камеры - как того и следовало ожидать, там тлела забытая подушка, истончавшaя неприятный запах и неизвестно почему до сих пор не спровоцировавшая сработать пожарную сигнализацию. Припомнив нехорошими словами и подушку, и ее ближайших родственников, и тех, кто ее изготовил, Кай нехотя оторвался от Изабеллы и сделал несколько шагов вглубь камеры - этого было достаточно для того, чтобы опять перекрыть доступ воздуха к неразгоревшемуся огню. В камере заметно посвежело, и опять же стараниями Храники - иногда ему хотелось молиться на свою стихию за все то, что она давала. Или не давала. Это слегка отрезвило помутненный рассудок, Кай поглубже вдохнул, оборачиваясь обратно к прикованной девушке.
- Ну и за что ты тут? - он вернулся обратно к решетке, устало прислонившись к прутьям и держа руки в карманах - поза, казалось бы, расслабленная, даже несмотря на всю внутреннюю напряженность. От волос Найт шел дурманящий запах, какой-то теплый, яркий, и, если закрыть глаза, оранжево-красный по ощущениям.

0

14

То ли так странно действовал покров ночи, то ли голова действительно отказывалась адекватно работать, но ситуация явно начинала нравиться девушке. Это, наверное, какое-то повреждения у отдела мозга, отвечающего за адекватное восприятие, если такой был, конечно. Скрывать довольную улыбку было сложно - Беллу всегда радовала реакцию на ее у парней. Знаете, такой маленький пунктик в разуме. Именно этот пунктик заставил читать про язык эмоций на лице и прочие милые вещи. Вот сейчас было заметно по лазам Кая, что его явно куда-то начало уносить. В некоторой мере это пугало, но, люди - ночь на дворе, какие адекватные мысли, действия и прочее? Да еще и если вдруг встретились воздушный и огненная, да первый еще и с маньячными наклонностями и примерно на двадцать сантиметров выше. Ну какие мысли, право?
А все-таки начинало немного напрягать. Знаете, так раз - и в голове всплывает философская фраза про то, что все отдается взамен. А тут еще и Храника оказался с другой стороны от Беллы - с той, в которую она упорно отклонялась. Сейчас тоже надо было попытаться отодвинуться, но ее застало врасплох это как будто бы мимолетное прикосновение к волосам. Изабелла поблагодарила опять же свое незримое начало, что оно было действительно мимолетным, а не длилось вечность - тогда у девушки напрочь снесло бы крышу. Хотя особо впечатлительным личностям, наверное, все хорошее кажется вечностью. Пока Белла думала, Храника успел потянуться, и на миг на его лице застыл такой довольный вид... Найт даже не знала, как он лучше выглядит - нагло ухмыляясь или просто довольным. Найт словила себя на мысли, что наблюдать за Храникой - это уже не просто что-то, что помогает быть в курсе всех событий, а просто интерес, любопытство. И все-таки как лучше? Но подумать об этом как-то не дали, как-то не получилось.
- Это не так уж и сложно, особенно когда результат оправдывает средства. К тому, что не оправдывает, я не стремлюсь. - Изабелле явно не нравилась эта нехорошая ухмылка. Сложив дважды два, мозг решил, что не надо подавать себя за блюдо, достойное внимания, но кто ж слушает по ночам мозг? Тем более, ночь была, наверное, уже глубокой. Часов этак 2-3 часа. Или это не очень поздно? Ну, во всяком случае, девушка напряглась еще больше, сжала кулаки, но старалась виду не подавать. Справиться с собой было не такой уж и сложной задачей, разве что не тратить свою сосредоточенность на лишние мелочи, которые окружают.
- И какой же результат оправдывает средства? - невинно поинтересовалась Найт, собирая для себя в кучку информацию. Ради изображения сущего ангела не хватало только мило похлопать глазами, но сейчас такое действие в данной ситуации явно было бы лишним. Ну какая еще невинность за решеткой? Белая, пушистая и в балетках? А еще с черной блестящей юбкой с разрезом на боку, хвостом на том же боку и я с ярким макияжем. Вот такое вот представление абсурдного. Такое представление было ночным кошмаром.
- Так-так, а вот с этого места поподробнее, - с какого...? Ах да, свобода - друг человека, прочее, прочее... - рассеянно подумалось Изабелле. Отвечать на вопрос не хотелось, все могло закончиться долгой лекцией, что живем мы все плохо и нет счастья в этом мире. А лекции и нотации Найт любила, даже очень, настолько сильно, что когда выговаривали ей, выговаривала и того, что говорит все самой Изабелле. Чаще всего объектом лекций становился ненавистный декан, зато надолго затыкался. Интересно, а тот дядечка поддается нотациям? - задумалась Изабелла. Тот дядечка - это никто иной, как еще один полицейский, но только полный и с похотливенькими глазками. Ужасный тип. На мгновение Белла представила его на месте Кая, благо сделать это было не так уж и сложно. Стало очень грустно. Утешало лишь то, что тот дядька наглый только на словах - так казалось девушке.
- Все мы живем по шаблону. Знаешь, с самого детства всех поделили на четыре группы абсолютно идентичных друг другу людей. Никакой индивидуальности. Никакой свободы мнения. А ведь когда-то существовала система выборов, везде и во всем, - стоооп, Белла, стоп. Хватит грузить мозги, - забеспокоился неразумный голос, и, к слову, не зря - во время таких лекций у Найт голова начинала мыслить ясно, никаких абстрактных раздумий и сносящихся крыш. Даже сейчас, всего за минуту диалога девушка почувствовала, что ей стало немного легче, и расслабилась. Волна чего-то, напоминающего ясность, налетела на голову и стала там обживаться на какой-то срок. Как жаль, что ненадолго.
Как недавно Изабелла молилась, что не было ничего медленного? А притягивать лицо Найт к своему было свинством со стороны Храники. А делать это медленно... Пришлось дышать глубже, опять сжать кулаки. Разум бился в панике - не поддаваться эмоциям, никогда, ни за что! Разве кто б его слушал, но вот терять рассудок, пусть и кратковременно, Изабелла не желала. Голову посетила мысль, что люди огня больше других сталкиваются с самоконтролем; что-то не так, мгновенный срыв - и нет штор. еще раз - телевизора. И так далее. И вот Белла научилась держать себя в руках, правда иногда это умения уходило безвозвратно. Оставалось надеяться, что сейчас не уйдет, но, факт - уже было довольно тяжело. Девушка вдохнула глубже, так, что по наитию даже немного вытянулась, выпрямив спину. Сама Белла этого не заметила.
- Вообще, констатация факта, но если так хочется... - девушка так увлеклась собой, что не сразу заметила, что Кай что-то сказал. Речь была замечена и понята на уровне подсознания, потому что слышать что-то всем своим вниманием - свыше сил. А так Белла радостно заметила, что не одной тяжело контроль дается. Даже так - ей немногим легче. Найт высвободила подбородок из рук Храники и задумалась, а стоит ли отвечать на вопрос? Но азартное желание подразнить парня закрепилось в голове уже довольно крепко, так что решение было принято за секунду.
- А закончить? - с легкой улыбкой спросила Изабелла и впервые опустила глаза в пол. Но потом сразу же подняла - нужно же было договорить, - Шея - самое чувствительное место? - Молодец, Найт, сказала. Памятник тебе за прямолинейность. Или это уже неспособность трезво мыслить? Рановато... - голос тоже любил зачитываться лекциями, но Белла просто отмахнулась. Но мысль действительно потревожила девушку - настолько сильно, что она откинула голоу на решетку и вздохнула. Хотелось залезть на стеночку и начать истерить... В этот же момент Кай что-то почувствовал - Белла даже боялась предположить, что именно (а вдруг он и вправду маньяк!), - и повернул голову. Девушка проследила взглядом и увидела подушку. О, мое спасение! Наверное. Хранике явно надел дымок, и он пошел устранять пожар. Изабелла молча удивлялась, как он сумел почувствовать запах - что до Найт, так ей без разницы. Запах дымка, именно дымка, и не дыма, был родным. Ну, где ж она живет-то?
Практически физически ощущалось, что небольшая угроза ушла, девушка опять расслабилась. Наверное, дух она перевела слишком громко - оставалось надеяться, что Кай был увлечен подушкой, а не даже ушами наблюдал за Найт. Попыталась разобраться в себе. Не получилось. Запуталась. Это явно стоило отпраздновать. А тут и Хранике опять галопом... ну, ладно, не галопом но присоединился к стоянию у решетки. До Беллы только дошло, что все время спокойно наблюдалась ее метка, а тут и Кай встал как раз по сторону того плеча, что было помечено каким-то непонятным узором. Найт поспешно тряхнула головой, напоминая самой себе лошадку, и часть волос прикрыли плечо. Сразу стало как-то спокойнее - мало ли, чему там учат этих ваших полицейских? Излишняя открытость нужна только на "свободе", а тут и ее было маловато.
- Ну и за что ты тут? - Как-то поздно заинтересовал этот вопрос, - мелькнула мысль в голове, но на этим Белла решила не думать. В конце концов, может, он все-таки просматривал дела и просто проверяет? Нехило так проверяет.
- За друга с бутылкой в руке, - с вызовом отозвалась девушка. Сегодня она действительно не была виновата, совпадения. Ну подумаешь, вышла она из парикмахерской, ну встретила подвыпившего Дэна, но ведь это же так несправедливо! Пора было привыкать.

0

15

Кая всегда поражало то, как одна мельчайшая деталь может мгновенно изменить все - это что-то из теории про "эффект бабочки", только в условиях реального мира. Такой деталью может быть нечаянно оброненная фраза, мимолетный взгляд или же... дымившая подушка, которая в один момент переключает все твои мысли на сравнение преимуществ той или иной стихии. Сейчас Храника находился в легком трансе: возможно, виновато было ночное дежурство, которое затормаживало процессы мышления, а возможно и появление в этом дежурстве непредвиденных персонажей, к которым хотелось как минимум прикасаться. Блуждая задумчивым взглядом по Найт, он мысленно искал причину, почему он в данный момент находится здесь, а не где-нибудь еще. Выводы находились на удивление легко и в единственном экземпляре, что опять же немного сбивало Кая с толку. Зато прежний настрой потихоньку возвращался.
- И какой же результат оправдывает средства? - поинтересовалась Изабелла. Возникало ощущение, что полицейский здесь она, а не Кай - уж слишком рьяно она выпытывала информацию, а потом, судя по выражению глаз, путем анализа приходила к своим выводам. Это было, конечно, мило, но вызывало лишь жгучее желание ее в этом деле ограничить и потом наблюдать, как она будет беситься. К слову, сейчас еще нестерпимо хотелось поиграть в Капитана Очевидность - все равно до настоящего капитана Хранике едва ли дослужить.
- То, что будет интересно. Или несет выгоду, - Кай пожал плечами - для него это были очевидные вещи. Правда, из этого вполне мог вытекать вопрос, чем он руководствуется сейчас? Интересом или выгодой? На этот вопрос нужно было отвечать, предварительно взвесив все "да" и "нет" - Храника очень надеялся, что Беллу это не заинтересует.
- Все мы живем по шаблону. Знаешь... - дальнейшие словоизлияния Кай выслушивал в полуха и с выражением лица, на котором явно читалось "бла бла бла" напополам с заинтересованностью и ироничной снисходительностью. Так смотрят на маленьких детей, которые говорят тебе, что они видели Деда Мороза и на людей, что, сверкая глазами, взахлеб рассказывают тебе о своих идеологиях и даже пытаются тебе их навязать. Таких в последнее время здесь наблюдалось выше крыши, и с каждым таким персонажем, борющемся за свободу, равенство и братство, становилось все смешнее и смешнее. Возможно, в их словах и была доля правды, но уж слишком неумело они все делали...
- И опять Зодиаки, - Храника расплылся в улыбке, будто встретил старого знакомого. - Увы, я все это слышал, и не раз, поэтому удивить меня тебе не удалось. А свою свободу я нахожу даже в нашем жестоком мире, и вряд ли мне кто-то может запретить это делать.
Подобные разговоры всегда приводили Хранику в дурацкое веселье. Еще забавнее было выслушивать их от девушки, прикованной наручниками в отделении полиции. Неужто совсем ни капли самосохранения? Азарт, кажется, вернулся окончательно. Как оказалось, не только у него.
- А закончить? Шея - самое чувствительное место?
Кай едва ли только не зашипел и не ощетинился - вообще ранее подразумевалось нечто другое, но и этот выпад был не в бровь, а в глаз. Не самое чувствительное, конечно, но тоже не на последнем месте. Захотелось мстить, долго и жестоко.
- Проверим? - глаза Кая горели нехорошим огнем, что никогда не предвещало ничего хорошего. К сожалению, из подручных средств остался лишь фонарик, но сейчас он был абсолютно бесполезен, а снимать наручники еще рано. Неоднозначно ухмыляясь, Храника теперь уже специально провел рукой по волосам, заводя выбившуюся прядь за ухо, тем самым обнажая шею, наклонился к уху и тихо выдохнул, проведя пальцами вниз по ее шее, легко касаясь. Дыхание, как известно, раздражало кожу не меньше, чем прикосновения. Где-то здесь, за ухом, были особенно чувствительные точки - не прикоснуться к ним губами было подобно преступлению. В голове пробежала предательская мысль о том, что уже чересчур подло - как по отношению к девушке, так и к самому себе, но она была отметена как неуместная. Тихонько дурея, Кай скользнул губами ниже, вплоть до пульсирующей венки, и, вздохнув, оторвался от девушки. Смотреть ей в глаза сейчас было почти что опасно - мало ли что может там в глазах твориться. 
- За друга с бутылкой в руке, - прозвучало как будто даже слегка с обидой. Храника только покачал головой - в своем стремлении поймать всех и вся полиция иногда превсходила самому себя.
- А ты, значит, вся такая белая, пушистая и невинная? - профессиональный юмор успел когда-то же въесться в сознание, и проявлял себя в самых неподходящих местах, даже сейчас, когда о нем можно было думать в самый последний момент. Прислонившись лбом к решетке, Кай стоял, прикрыв глаза и неслышно дыша, размышляя, чем все это может кончиться и насколько конец будет удачен для самого Храники.

0

16

Даже здесь, в темной камере неимоверно темного полицейского участка Беллу могли посещать мысли о всем добром, светлом и хорошем. Даже когда здесь присутствовал Храника, который нарушал внутреннее спокойствие, не мог помешать верить во что-то большее, чем просто подчинение законам на этой земле. Наверное, этой слепой верой и отличались все Зодиаки. Точнее, этой задумкой отличалась еще та старая книжица, хранимая за семьюдесятью замками. Автором ее был, насколько Белла помнила еще из академического курса истории, Томас Мор. Интересно, а почему в школе этого не было? Ведь гуманисты в целом были... - задумалась девушка. Вскоре Белла потеряла нить своих суждений и стала просто купаться в спокойствии, пока оно было. Когда что-то нарушается, начинаешь его ценить так сильно, как будто этого больше никогда не будет. Естественно, если ты это любишь - а иначе ломайся, не ломайся, разницы особой не будет.
- То, что будет интересно. Или несет выгоду, - а прояснило-то все как, прояснило-тоо! - сразу же забуянило сознание, да и подсознание было солидарно - солидарна была вся сущность Найт, настолько сильно не любившая дурачества, особенно звучавшего из уст довольно-таки взрослых парней. А Храника, наверное, все-таки даже ничем не отличался от обычных "старичков", что живут лет в 20-30 с полным весельем и осознанием, что же они, мать их, творят.
- И что же интересно или приносит выгоду? - чувствуя себя педагогом для детей с умственной отсталостью, поинтересовалась девушка. Вся пытливость, все любопытство просыпались где-то там, внутри, требуя ответа на свой простой вроде бы вопрос. Причем ответа нормального, серьезного, такого, чтобы все успокоилось. Хотя какое там... Одно выражение лица Кая будило недовольство, а недовольство явно было далеким от спокойствия состоянием. Ну, или недалеким, разницы-то. Главное, что не чистое, а хоть какое-то беспокойствие - путь к тому, чтобы голоса в голове опять начали подозрительно шептаться и отдавать разум телу. Так, о чем это мы?..
- И опять Зодиаки. Увы, я все это слышал, и не раз, поэтому удивить меня тебе не удалось. А свою свободу я нахожу даже в нашем жестоком мире, и вряд ли мне кто-то может запретить это делать, - у Найт прочно сложилось ощущение, что над ней именно сейчас начинают глумиться, адски и по-свински. Ух, как девушка этого не любила! И начинала злиться. Голоса в голове увеличивались, становилис все громче и громче, настойчивее и настойчивее, но поджигать весь участок не очень-то хотелось - огромные штрафы, уже не такая камера, как эта, а полноценная с определенным сроком... Будущее лишилось всякой перспективы - именно такая картина мгновенно предстала перед глазами девушки, и она попыталась отогнать это наваждение, просто потому что это было чрезвычайно грустно - представлять себя и в таком плачевном состоянии... Брр, черт, изыди, - взмолилась неизвестно кому девушка. И, кажется, злило что-то не только ее одну. Радоваться ли этому или нет - Найт еще не решила. Гораздо легче было радоваться тому, что в руках она себя держит немного полегче, чем Храника, но радоваться злости другого... Нет, случай явно не для злорадства или чего-то схожего.
- Проверим? - Нет! - сразу же отреагировало сознание, но кто бы его слушал. или хотя бы слышал, вряд ли Кай обладал экстрасенсорными способностями в области телепатии - так же невозможно, как яблочко на полностью взращенной бабушкой яблоне, да и с геномодифицированием... И тут изабелла за сегодня впервые по-настоящему за себя испугалась, заметив те огоньки в глазах Храники - заметила-то она их сразу, но вот то, что это может оказаться страшной вещью, дошло только после вопроса. К слову, чувство не подвело - бояться было чего, но об этом, извиваясь в истерике, говорил только разум, всему остальному было абсолютно до зеленого апельсина, кто там делает, что там делает.. до определенных действий естественно.
Несколько раз за минуту Белла успела проклясть наручники и помолиться на них. Прокляла сразу же, как только Храника завел выбившуюся прядь волос за ухо. Руки за спиной, прикованы тем более - ну какое оттолкнуть, право дело? Да и молиться не на что, голоса-то молчат в каком-то коварном предвкушении. Начала молиться на то, что прикована, когда Храника, так скажем, приступил к испытаниям. Дыхание или прикосновения - что-то одно, но в тандеме напрочь сносило крышу. Весь этот самоконтроль уходил, стоило только кому-нибудь так удачно подгадать, и на его место приходили все эти коварные голоса, медленно вынося все остатки того, что зовется адекватностью мышления. Изабелла и так стояла с выпрямленной спиной, чем-то смахивая на палочку, так тут, опять следуя неведомым рефлексам, вытянула шею. То, что осталось от адекватности, удивлялось, как в такой ситуации Найт может получать удовольствие. Голоса же удивлялись, как она может получать удовольствие молча, и требовали до конца сложить свою головушку куда-нибудь на полочку, ступить право владения телом все тому же телу. Но как было бы прекрасно, если бы Кай на этом остановился - но нет же, нужно было продолжить. Его губы коснулись той заветной точки за ухом, что есть, наверное, практически у всех. Изабелла прикрыла глаза и опять начала молиться на то неприятное металлическое нечто, что сковывало руки, не давая телу окончательно взять вверх. Страшно как-то, - мимолетно подумалось Белле. Обычно она себя лучше держит. Парень губами скользнул ниже. Чувству собственного достоинства очень резво захотелось потеряться, но как-то Белла могла продержаться, не произнести одного звука. Всего лишь посредством того, что как-то слишком шумно вдохнула и выдохнула. И тут Храника наконец-то оторвался от своего безусловно интересного занятия.
- Даже в аду так бы не проверяли, - где-то в процессе выдала Изабелла, но более-менее адекватно поняла это только сейчас. Кажется, она рано понадеялась на свое сохраненное достоинство - где-то в этой фразе голос сорвался. Найт пару раз глубоко вдохнула, успокаивая себя. Свечка вверх, свечка вниз, и все нормально, вот как всегда, - недовольно заворчало сознание.
- А ты, значит, вся такая белая, пушистая и невинная? - Как так можно? - возмущено возопил голос разума, и Белла даже порадовалась, что адекватность возвращается та к быстро - что ей вообще позволили возвратиться. Правда, аргументы, мол, как так этот коварный искуситель может спокойно говорить, радовали уже не так сильно.
- Так похожа? - на удивление самой же себе практически спокойно поинтересовалась Изабелла. Велик был соблазн сказать, что сегодня она белая и пушистая, как никогда, но когда ж было это "сегодня" и кто ей поверит?

0

17

В курсе подготовки полицейских обязательным и чуть ли не первым предметом считалась психология, изучение которой, по мнению высших и указывающих способствовало лучшему воздействию как на преступника так и с преступником. По поведению человека можно было предугадать, что он будет делать в следующее мгновение, по жестам - его моральное состояние и так далее. Храника к подобным теориям относился с геройским равнодушием, стоически выслушивая каждую лекцию, впуская информацию в одно ухо и выпуская из другого, не загружая свой мозг ненужными, по его мнению, знаниями. Людей он привык чувствовать и так, можно сказать, на практике, без отягощающих голову конспектов - это было лишним для хаотичного воздуха. Хотя иногда там было что послушать - например, что обычно все комплексы, страхи и девиантные отклонения зарождаются в детстве, и очень многое в человеческой жизни происходит сначала на уровне подсознания, а уже потом выливаются в те или иные действия. Проще говоря то, что Кай сейчас делал, не задействуя разум, диктовалось, по мнению доброго дяди Зигги, этим самым подсознанием, которое руководствовалось какими-то своими мотивами. Ни о каких тайных мотивах Хранике сейчас думать не хотелось, а хотелось либо свернуть шею себе, либо сделать что-либо, за что эту же шею свернут ему.
На самом деле, этом самом изведении было что-то такое, чего не выразишь словами, зато почувствуешь каждой клеткой тела. Власть во веки вечные сносила крыши даже самым стойким, и, пусть в данный момент власть подразумевала под собой лишь наличие свободных рук и превосходящей силы, менее искушающей она не становилась. Плюс ко всему разыгрывалась страсть к острым ощущениям, как дополнение к азарту и прочим прелестям жизни, что в результате образовывало интересный такой коктейльчик. Какой-то задней частью разума Кай понимал, что со всем этим пора кончать, причем во всех смыслах, но здесь расклад выходил таким, что либо его сдернут с небес на землю, либо он вернется сам, но когда именно, сказать было сложно. Подозрение, конечно, бродило, но озвучивать даже в голове его не хотелось.
Диалог про выгодное и полезное постепенно начинал напоминать разговор Капитана Очевидности с его помощницей Переспрашивании, что само по себе было абсурдно. Еще абсурднее было придумать адекватный ответ на это, ничего не повторяя и не используя слов глупость, тупость и банальность.
- Интересно то, отчего у меня не будет сводить челюсть зевотой. А выгодно, соответственно, что может дать мне что-либо. Или тебя более конкретные примеры интересуют? - подозрительно проговорил Кай, размышляя, а не хотят ли ему элементарно заговорить зубы. Походило на то.
Дыхание довольно быстро перестало быть прерывистым, а сердце отстукивать странный ритм, хотя в глазах до сих пор плясали ураганы - по умению сохранять себя в руках воздушных обходили лишь земные, из которых выбить эмоции было также трудно, как разжечь огонь на камнях. Холодная решетка ни коим образом ему не нравилась, пахла железом и вообще ко всему была равнодушна - оторвавшись от нее, Кай вернулся к прямому зрительному контакту с Найт, благо, состояние сытого удава вернулось. Та что-то тихо пробормотала про ад, из чего Храника заключил, что опыт таки удался.
- И у кого еще там самое чувствительное место? - невинно поинтересовался он, выразительно приподняв бровь. В голове прощелкивались варианты по поводу того, что будет, если подобный опыт повторить - причем как с девушкой, так и с ним самим. Выводы вызывали подобие хищной улыбки, но пока оставались лишь выводами в голове.
Оценивающе окинув взглядом Беллу на предмет белого цвета и пушистости, Кай ухмыльнулся. Уж кого-кого, но огненных ангелами назвать можно было с огромной такой натяжкой, кучей оговорок и исключений.
- Нет, скорее на чертенка, только вот рогов и хвоста нет. Или есть? - задумчиво протянул Храника. Запал все никак не проходил, и теперь касаться хотелось не только шеи, да и не только касаться. Руки как-то сами отправились проверять наличие сначала рогов, а потом уже и хвоста - опять же играло проклятое подсознание, толкающее непонятно кого непонятно на что.

0

18

Нет, а, может быть, мне все просто снится? Интересно, в который раз мне так кажется. В первый? Правда? - завела внутренний монолог Найт. Ей становилось скучно, неимоверно скучно. Она, как и всякая девушка, представляла собой настроение "семь пятниц на неделе" - а точнее, пару скачков вверх-вниз на пять минут. Пятниц получится явно побольше. Но скучно было, и с этим ничего не поделать, особенно если руки зафиксированы в неподвижном положении за спиной. Они же начали медленно, но верно затекать, ноги - уставать, а все из-за какого-то стука. Если подумать, то виноват именно он. А кто виноват в стуке? Белла. Прекрасные выводы. Так держать! Девушка попыталась немного подвигать плечами и тут же поморщилась - руки затекли не немного, а очень даже сильно. Какие же вы все жестокие, правительства на вас нет, - тут Найт не понравилась эта мысль, потому что что-то в ней было не так. Задумавшись, она же одновременно выбыла из мира сего, потому что ну не могла сосредотачиваться на двух вещах сразу. После минуты раздумий правильная мысль все-таки посетила мысль девушки. А заключалось оно в том, что правительство очень даже есть и очень даже поощряет. Все равно кого-то на них нет. Но вот только кого?
- Интересно то, отчего у меня не будет сводить челюсть зевотой. А выгодно, соответственно, что может дать мне что-либо. Или тебя более конкретные примеры интересуют? - вот так вот грубо Беллу сдернули с небес на землю. От неожиданности Найт порывалось было переспросить, что сказал этот странный молодой человек, но потом осмысление само добралось до мозга и вежливо постучало, словно спрашивая разрешения. Чисто из озорства хотелось отказать, но все-таки осознавание было дороже.
- Я тебя не знаю, не знаю твоих интересов. Примеры, конечно, - сразу же выдала девушка, не успев даже немного подумать. Подумала. Решила, что не все еще потеряно. Точнее, ничего не потеряно. Единственное, от данного диалог предательски сводило челюсти зевотой, но Белла подавляла в себе этакий плохой жест. Хотя о каком этикете могла идти речь? Разве что Изабелла была бы очень старомодной, старающейся быть белой невинной овечкой до победного конца. Как жаль, что девушка таковой не была, даже не собиралась быть. Это же так скучно.
- И у кого еще там самое чувствительное место? - Белле не понравился этот вопрос. Ей не понравилось, с каким выражением лица это было сказано. Но ей понравилась мысль, возникшая в голове. Девушка задумалась на пару мгновений, а отвечать ли? Но собственное достоинство, последнее слово всегда давало о себе знать, дало и сейчас. Люблю разгребать последствия слов, - отчего-то подумалось Найт. Может, потому что ее не любил декан из-за острого язычка? Изабелла гордо подняла голову и улыбнулась.
- Агрессивная атака - это защита. Так что у тебя, - девушка помедлила, опять подумала и с неохотой протянула: - Ну, или у обоих. Умница, девочка, умей проигрывать. Всегда понадобиться умение подчиняться, - Найт очень резко захотелось разбить голову об стенку или сделать еще что-то такое, чтобы внутренний голос заткнулся. Тот, почуяв потенциальную угрозу, скрылся. Здоровая голова была дороже, видимо, иначе негде будет вещать свое адское fm. Надо что-то делать, надо срочно что-то делать. Но вот что? Думай, думай, - приказывала себе девушка, но думать категорически не хотелось. Хотелось закрыть глаза и вырубиться. Стоп. Когда я захотела спать? -меланхолично подумала Найт и закрыла все-таки глаза.
- Нет, скорее на чертенка, только вот рогов и хвоста нет. Или есть? - Белла приоткрыла один глаз. Вопрос ее обрадовал, причем так обрадовал, что она всерьез стала задумываться о моральном здоровье многих полицейских. Ну, почему же многих, сейчас был только один, но не единственный же он такой. А интересно, единственный или нет? Он что-то там брякнул, что такой один... Обнадеживает. - Белла мысленно фыркнула. Решила не отвечать, но жаль, что Хранике хотелось двигаться. Когда он задумчиво ощупал голову, Белла была в шоке и не нашла что сказать. Ей разве что в голову пришла мысль о том, что шпилька - вещь полезная. Но применять ее не по прямому назначению Изабелла пока что не стала - она просто наблюдала за ситуацией как будто бы со стороны. Но когда руки Кая стали опускаться вниз, Белла сложила два плюс два и поняла, что на голове - рога, а хвост... Нет, ну какая наглость! Он что, думает, что такой мачо? - возмущение и раздражение накатили одной сплошной волной недовольства. Белла резко подняла ногу и не менее резко ударила парня по ноге, аккурат по голени, шпилькой. Заметив какой-то проблеск в глазах, девушка лишь усмехнулась.
- Больно? - с участием на лице поинтересовалась Найт.

0

19

Кай не наглеет, он проводит досмотр подозреваемой, - как-то внезапно скользнула в голове мысль и тут же исприлась, как бы опасаясь, что за это она может получить. Храника удивленно мотнул головой - с каких это пор его собственные мысли его боятся? Хотя тут же закралось подозрение, что боятся его лишь те мысли, которые действительности не соответствовали, а значит, оказывались ложными и по здравому смыслу отправлялись в топку на перевоспитание. Борьба за чистоту и честность собственного разума все чаще беспокоила Кая, который, правда, к ней еще был не особо готов - в таком случае пришлось бы называть вещи своими именами, а не придумывать им оправдания. Как, например, сейчас.
На самом деле наглел Храника постоянно, чуть ли не с первых дней рождения, и чем старше становился, тем более умело он этим занимался. Разумеется, наглеть в том случае, когда за наглость можно было получить в нос, было невыгодно, а вот там, где в принципе ему ничего не мешало, Кай радостно отыгрывался. Здесь опять же неплохую роль играла работа, на которую можно было списать все, и, по крайней мере, по закону он был бы чист. Конечно, в его наглые планы не входило что-либо серьезное, за что можно получить не только кулаком и не только в нос, да и вообще он был, есть и будет сущим ангелом, а у задержанной Найт вряд ли что-то будет серьезнее кулачков, огня и... ну, например, старшего брата. Интересно, а у нее есть старший брат? - мгновенно среагировало подсознание. Какие-то у тебя мысли преступные, - недовольно отозвалась совесть, и тут же получила пинок от подсознания, сопровождающиийся словами "это читое любопытство!". Мысленно велев обоим заглохнуть, Кай, тихо фыркнув на реплику, начал придумывать, что бы такое привести в пример.
- Мне не интересно по ночам сидеть в пустом участке, и выгоды это также никакой не несет, - задумчиво проговорил Храника, переключившись на рассматривание собственных рук - как случалось всегда, когда в его голове начинали мельтешить мысли и варианты, - за них даже не доплачивают. Зато вот скрашивать времяпровождение с новыми знакомыми - интересно, - про выгоду Кай благоразумно умолчал, надеясь, что и цепкая до деталей девушка пропустит этот момент. Да и вообще, пора было кончать этот бессмысленный диалог, который уже потихоньку начал сводить с ума.
Мысль о том, что Найт всеми руками и ногами за самоконтроль, достоинство, честь и прочие понятия, единственной ассоциацией на которые у Кая было что-то между недоступностью, ломанием и завоевыванием, возникла еще с самого начала знакомства, но теперь она лишь только прочнее закреплялась в храниковской голове. Конечно, в моменты, когда у тебя связаны руки и с тобой, мягко говоря, пользуются вседозволенностью, есть два варианта поведения: либо ты орешь, чтобы тебя отпустили, либо принимаешь все с достоинством. Изабелла решила пойти вторым путем, чем возбуждала немалый интерес со стороны Кая, который, несмотря на всю показушную ленность, простых путей не искал и даже лужи не обходил, а перепрыгивал, выбирая лужу пошире. Буйных и бросающий вызов он любил еще больше - здесь опять же можно было бы заикнуться о психологии, но не будем о печальном и сложном.
- Тут скорее кто первый встал, того и тапки, - ухмыльнулся Храника, не собираясь и дальше раскрывать своих слабых сторон. То же мне, Ахиллес, - пронеслось в голове. - Не пятка, конечно, но также рьяно охраняется.
Собственно, дальше ударяться в свои размышления по поводу мифологии Каю не пришлось, ибо опять же внезапно Найт пришла к выводу, что Храника начинает перегибать палку, и, за неимением свободных рук, врезала мучителю свободными ногами. К слову, каблук - велике женское оружие, которым можно и глаз выбить, и при желании вообще покалечить. Издав возмущенный звук, Кай резво отскочил назад и, потирая ушибленную ногу, что-то прошипел про то, что в следующий раз он будет привязывать все без исключения конечности. Удар оказался отрезвляющим, словно коту морду намочить, раз, и шалить больше не хочется, так и здесь, руки распускать больше также не хотелось. На какой-то момент подумалось даже, что, мол, что ты вытворяешь, Храника, совсем распустился, к девушкам без разбора лезешь, но потом думать как-то надоело. Каю даже стало немного стыдно (насколько вообще ему могло становиться стыдно) и он, смутившись, прислонился к решетке на безопасном расстоянии.
- Больно, - невесело согласился он, размышляя, что на землю его таки сдернули, причем не самым приятным способом. По идее, сейчас неплохо было бы под шумок свалить и не светиться здесь больше, но Кай, как истинный садо-мазохист, никуда уходить не собирался.

0

20

Почему-то так получалось, что Найт, как истинная представительница последнего поколения, попадала не просто в переделки, а в интересные переделки. Такая традиция пошла еще от брата. Тот, будучи совсем еще мальчиком, не раз сбегал, и постоянно то с собакой подерется, то в уличную банду попадет, и разбирайся ему, бедному. По крайней мере, так рассказывал сам Эрик. Медея, славящаяся своей биографией, тоже не волосы подстригала в детстве. Точнее, подстригала, но не только же это. Софи и Белла, да и Дин с ними, постоянно пытались как-то хулиганить, и из-за своего же ребячества всем троим приходилось выкручиваться не только у руководящих интернатом, но и у какой-нибудь стаи бабочек, к примеру. Чего стоила туча таких бабочек, как стая летучих мышей. Еще чуть-чуть, и, казалось, ни начнут петь свою смертельную песню. А дети - лебединую. Конечно, это все утрировано детским сознанием, но все же бабочки действительно были бешеные. Но какие к черту бабочки? Сейчас, прикованная к решетке, девушка чувствовала себя героиней плохой пьесы, причем у нее был плохой сюжет, но не актеры. Но, может быть, и актеры тоже - кто его знает, этого Кая... А Найт кто знает? Она сама себя не знает, сама для себя полная неожиданность. Иногда. А иногда действовала продуманно, только если ей эту продуманность заранее обеспечивали, придумывали с ней вместе план действий. Вся такая собранная, неожиданная для себя, но собранная, была редкостью для народа.
Сейчас этой собранностью и не пахло даже. В голове бились не панические, истерические, скорее, мысли о том, что если кто-нибудь зайдет, то будет весело всем. Появлялось желание нервно смеяться, потом исчезало, опять появлялось. Только сейчас Найт в полной мере осознала неадекватность ситуации, неадекватность Храники, неадекватность самой себя. Девушка была, как бы помягче выразиться, очень удивлена всем, что происходит. Как будто бы ее разбудили в три часа ночи и попросили рассказать алфавит без единой запинки. Потормозит, удивленно распахнет глаза, подумает и расскажет. Сейчас никто ничего не просил, но удивление было точно таким же. К чему бы это?
- Мне не интересно по ночам сидеть в пустом участке, и выгоды это также никакой не несет, за них даже не доплачивают. Зато вот скрашивать времяпровождение с новыми знакомыми - интересно, - Найт еле-еле сдержалась, чтобы не зевнуть. Она просто глубоко вдохнула, вежливо выражая на своем лице интерес, хотя этот абсурд начал надоедать. Казалось бы, только добилась хоть какой-то конкретики - и любопытство отступило. Может, потому что привыкла цеплять мелочи и собирать их в одно целое? Белла не знала, не знала же она, что еще сказать. И пошла по пути меньшего сопротивления - промолчала. молчать всегда было легко, если молчание не было неловким. И, опять же с удивлением для себя, Изабелла отметила, что молчать было очень даже уютно. Или мне кажется? Хотя как, мне, проницательной до мозга костей, может казаться. Это просто очень странно. Девушка чуть ли не физически чувствовала, что скоро нагрянет полоса разбирания себя на мелкие кусочки, самобичевания, прочего в этом духе. Скоро - но не сейчас.
- Тут скорее кто первый встал, того и тапки.
- Причем здесь тапки? - удивленно заморгала девушка. Фраза от Кая, как ведро холодной воды - не так сильно, конечно но эффект примерно от же. Опять же удивление. правда, от холодной воды Изабелла обычно приходила в ярость или просыпалась, а еще чаще - просыпалась и приходила в ярость. что тут поделаешь - слабость у Найт к теплу одеял, подушек и прочих атрибутов спокойного сна. Проморгавшись, Белла с каким-то животным удовольствием стала созерцать, как Храника отскочил, растирая ногу, как он же вскрикнул, что-то раздраженно шипел... Вот так-то, знай наших! - девушка усердно пыталась сдержать ликующую улыбку, думая о различны бытовых мелочах, и, как ей казалось, получилось оставить на своем лице участие и только участие. Нужно быть вежливой в любой ситуации, - напомнила она себе.
- С возвращением, - жаль, что наручники не расстегнул, но хотя бы так. Все равно жаль, - И у меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Сделка, точнее, - Софи меня убьет, ну и ладно, - Изабелле очень сильно уж хотелось на свободу. А еще она прикинула, что этакие наглые люди могут обладать незаурядным юмором, а такие как раз нужны. Кадр (именно кадр - по-другому Найт выразиться не могла) был как раз нужный для вечеринки в доме Найт, чем Белла собиралась воспользоваться

0

21

А потом тебе в голову приходит копье, - мрачно подумал Храника, изредка одергивая себя, чтобы снова не потянуться к ударенной ноге. Когда тебя бьют чем-то с большой площадью поверхности, бывает не так больно, как если тебя ударят точечно, например, тем же каблуком. Кай в очередной раз про себя выругался. Безумно хотелось пойти и издать указ о запрете каблуков как опасного оружия, и разрешать носить из только получив специальную лицензию, а перед этим проводить строгую проверку на уравновешенность и осознание собственной ответственности. Как обычно, на грани бреда, но в те моменты, когда хотелось душить любые прекрасные порывы, в голову приходило и не такое. Он злился - в большей степени, конечно, на себя, - правда, это была не та злость, от которой хотелось рвать и метать любого, кто окажется под рукой (в таком состоянии Кая вообще застать было редко), а та, когда на тебя накатывает некая угрюмая мрачность, в которой ты варишься, и, сохряняя полное внешнее спокойство, язвишь и бросаешься сакразмом направо и нелево. В принципе, все то же самое, что и когда просто бесишься, но как-то более скрытно и исподтишка что ли. В таком состоянии с абсолютно непроницаемым и даже дружелюбным выражением лица можно делать различные подлянки, вроде "совершенно случайных" "ой, извините, я пролили на вас свой кофе, ой, и салат тоже на вас", причем в такой ситуации можно даже остаться невиновным в глазах жертвы и помогать ей отделаться от последствий, попутно подстраивая новые "случайности". Здесь действовал принцип вымещения зла на других, не слишком четсный, зато помогающий удовлетвориться своей мини-местью. К счастью для всех, Храника из такого состояния выходит довольно быстро, порой даже просто побесившись внути себя и не выплескивая это наружу. Вот и сейчас, утешая себя мыслью, что прикова наручниками все равно не он, Кай на глазах терял мрачность и суровость и возвращался к своему привычному образу мистера спокойствия и невозмутимости.
- Тапки - это метафора, - терпеливо пояснил он с видом, каким взрослый дядя говорит маленькому ребенку, что кашу тоже кушать нужно - этакая смесь желания надеть эту тарелку с кашей ребенку на голову и ангельского терпения, которое, впрочем, от первого желания не предохраняет. - Я имел ввиду, что на тебе мы уже проверили. А на меня ни у кого прямых докозательств нет. Ну или почти ни у кого, - конец фразы Кай проговорил совсем тихо, будто размышляя сам с собой.
Храника быстро отвлекся от недавнего фиаско, прикинув, так сказать, что это еще не самый Epic Fail, а, значит, жить можно, и даже нужно. Найт, правда, заметно ехидничала, по крайней мере, на взгляд Кая, но все равно не долго. Услышав о предложении, от которого он не сможет отказаться, парень навострил уши. Пройти мимо заманчивого предложения для него было подобно пытке - природное любопытство и азарт играли свое, да и халява всегда оставалась халявой. Тем более, его крайне интересовало, что может предложить ему девица в подобном положении - конечно, можно было бы включить фантазию и попытаться угадать, но как раз именно от фантазии Храника сейчас и отмахивался, мало ли что она там может придумать, а уж в чем-чем, так в своей фантазии он не сомневался. Тем более его зацепило еще одно прозвучавшее слово - сделка. Сделки Кай любил еще больше, чем халяву.
- Я вас внимательно слушаю, заключенная Найт, - нарочито вежливо сказал он, опять забыв о временных предосторожностях и подойдя совсем близко к Изабелле. Правда, на этот раз он был внимательнее и старался контролировать каждое ее движение - вторую попытку ударить он пропускать не собирался. Его можно было застать лишь врасплох - во всех остальных случаях он, несмотря на внешнюю расхлябанность, внутри был подобно сжатому воздуху, дожидающемуся, пока не будет поднята крышка.

0

22

Сумасшедший, не моя вина.. и что-то там дальше. Какая разница, какие слова, я помню мотив! - пыталась себя занять хоть чем-то мысленно Белла. Напевать прилипчивые мотивчики прилипчивой попсы было утомительно и не нагружало мозг. Ну просто абсолютно. Точно так же Найт могла себя занять, накручивая волосы на палец, покручивая в руке карандаш, но, в силу определенных обстоятельств, которые находились на запястьях у девушки, простые бытовые мелочи были недоступны. Было немного жаль, конечно, но больше ощущалась навязчивая боль в затекших плечах. Найт снова попыталась аккуратно пошевелить плечами, сделать полукруговые движения, и практически сразу же поморщилась - неприятные ощущения тут же давали о себе знать. Изабелла обреченно вздохнула, изобразив страдание на лице, и укоряюще посмотрела на Кая - мол, что ты, злой человек, делаешь? Садизмом маешься? Нехорошо ж это, ох как нехорошо! Но Белла сомневалась, что такой безмолвный намек подействует - она уже успела убедиться, что Храника непробиваем, когда ему хочется. И, скорее всего, ему и сейчас хочется, а Найт дотянуться ногой не могла. Короткие ноги - маленький рост. Какая ж я бедная и маленькая по сравнению с этим великаном. Снежное чудовище.
- Тапки - это метафора. Я имел ввиду, что на тебе мы уже проверили. А на меня ни у кого прямых доказательств нет, - начал что-то говорить Храника и замолк. Нет, не замолк. Забормотал. Старички наступают. Хе-хе. Почему-то по природе своей любопытной Белл стало совсем неинтересно, что там парень хотел сказать или говорил сейчас, главное то, что она услышала. А услышала она явное расхождение мнений. Точнее, совсем тонкое, но от этого не менее явное - для самой Беллы.
- Я считала эту фразу говорящей о немного другого рода первенстве, - все так же вежливо, словно ничего не происходит, не происходило и даже не смеет происходить, отозвалась девушка. Она любила свой язык так же, как любила историю. И тема начинала быть интересной. Хоть какой-то проблеск в этом темной царстве, - отметила про себя девушка и стала думать, о каких бы мелочах подумать, чтобы отвлечься от рук, у которых, казалось, была сосредоточена вся девушка. Довольно-таки неприятное чувство - невозможность отвлечься. Хотя отвлекла реакция Храники на реплику Беллы. Та заулыбалась, радуясь тому, что могла хотя бы заинтересовать. А вдруг послушает? - промелькнула мелкая, казалось, что безнадежная мысль. Хотя доля надежды в ней была - уж очень Найт захотелось подышать свежим воздухом, а не какой-то смесью, в которой иногда отчетливо проступал едкий страх людей, впервые попавших сюда. Но этой ночью в участке было непривычно, чуть ли не неприлично тихо для такого места. Но Найт отмела все эти мысли. Как бы сильно ей не хотелось во второй раз в отместку пнуть Кая, так соблазнительно подошедшего поближе, даже больше, чем нужно, нужно было контролировать себя. Так скажем, не спугнуть птичку, пока не выстрелишь. Какой-то жесткий пример. Как будто бы я - охотница, - все с тем же удивлением для себя подметила Белла и решила окончательно вытряхнуть лишние мысли.
- Я вас внимательно слушаю, заключенная Найт, - слушайте, молодой человек, а я пока что почувствую себя бабушкой, - Белла задумалась, как бы так поставить фразу, чтобы выгоды для Кая было больше, чем для самой Беллы. А хотя кто как по интересам, вдруг ему безрассудное веселье очень даже по духу.
- Все дело в том, что можно устроить день, вечер, и, возможно, ночь веселого отдыха. Ну, как можно, уже устраивается, - начало выдала. Молодец. А дальше? - И, если тебе такое по духу, то мог бы принять участие. С меня адрес и проход, с тебя - мое освобождение, - какая наглость. Браво! Предлагаем проход на вечеринку незнакомому парню. Дожились Найты, - забуянило подсознание. Оно было откровенно против, но самой Белле было точно так же откровенно наплевать на все за и против своего подсознания. Она была уверена, что когда-нибудь оно доведет до ручки, но явно не сейчас. Девушка в упор смотрела на Кая - как и тогда, когда тот был слегка в неадеквате - и взгляд был испытующим, слегка подернувшимся хитрецой. Интересно, сработает или нет?

0


Вы здесь » FRPG Zодиаки; » Флешбек|Флешфорвард; » Жизнь как трамвай: кто хочет ехать с комфортом, сидит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC